Национальные меньшинства в Эстонской армии

В Освободительной войне на стороне Эстонской Республики приняли участие все проживавшие тогда в Эстонии национальности. В те годы, впрочем, национальность не спрашивали. Постоянно проживавшие на территории Эстонии люди, независимо от национальности и вероисповедания, считались гражданами республики. В эту категорию не входили беженцы, оказавшиеся в Эстонии в годы Первой мировой войны, бывшие военнослужащие Российской армии и рабочие родом из других губерний.
Незадолго до вторжения Красной Армии в пределы Эстонии балтийские немцы при поддержке германских войск начали формировать отряды самообороны, из которых вскоре был создан Балтийский полк (по структуре – отдельный батальон). Это воинское формирование в составе Эстонской армии приняло участие во многих боях, на самых горячих участках фронта. Балтийские немцы участвовали также в боевых действиях на петроградском направлении, когда Балтийский полк был временно передан в оперативное подчинение Северо-Западной армии русских белогвардейцев.
Из русских граждан и беженцев, оказавшихся в Таллинне, в конце 1918 г. сформировали Ревельский русский добровольческий отряд генерал-майора В. Геннингса и 1-й Ревельский офицерский партизанский отряд подполковника К.-И. Бадендика. Чины отрядов носили на левом рукаве углом вверх как русскую, так и эстонскую национальную ленту – одновременно. Позже эти подразделения включили в состав Северного корпуса (Северо-Западной армии). В самой же Эстонской армии в сентябре 1919 г. из русских добровольцев Псковской губернии сформировали отдельный Качановский батальон, который отлично зарекомендовал себя в боях. Рядом с качановцами сражался русский батальон атамана Балаховича, временно находившегося на эстонской службе. Помимо отдельных подразделений, в Эстонской армии был сформирован целый ряд русских подразделений ротного и батальонного состава. Например, третий батальон 7-го пехотного полка состоял почти полностью из русских и назывался Паниковский батальон – по месту формирования в Паниковской волости Печорского уезда.
Из ижорских финнов в Эстонской армии также был сформирован отдельный Ингерманландский батальон, воевавший против красных в Петроградской губернии и участвовавший в обороне Нарвы. В этом батальоне, кроме ижоров, служили и эстонцы, и финны, и русские. Все национальные части были смешанные. Так, в Балтийском полку существовала русская рота, а в Качановском батальоне, кроме русских и эстонцев, было 7% латышей. Практически во всех частях Эстонской армии в Освободительной войне служили представители разных национальностей: эстонцы, русские, балтийские немцы, коренные латыши, евреи и поляки.
После Освободительной войны национальные формирования были распущены. Однако в дальнейшем все национальности, составлявшие народ Эстонии, призывались на принудительную срочную службу в общем порядке. Действовал принцип территориального комплектования, и в некоторых частях русских оказалось больше, чем в других. Так, в 7-м пехотном полку после реформы 1928 г. большой процент призывников составляли русские, призванные из Печорского уезда, исконного места совместного компактного проживания русского и эстонского населения. Много русских призывников проходило срочную службу в 3-м и 8-м пехотных полках. Некоторое количество русских было и в других частях Эстонской армии.
Балтийские немцы и евреи, имевшие, как правило, хорошую профессию или учившиеся в коммерческих школах, техникумах и даже университетах, направлялись в технические войска, которые нуждались в грамотных, умелых и предприимчивых солдатах. Среди солдат срочной службы разных родов войск встречались также финны, шведы и латыши.
Национальные меньшинства были и среди кадровых офицеров. Волею судеб балтийские немцы лучше всего оказались представлены в эстонской кавалерии и военно-морских силах. Например, немцами были командир кавалерийского полка фон Басен-Шпиллер и командующий флотом адмирал барон фон Зальца. Немцем по национальности был также родоначальник эстонских инженерных войск – генерал-майор Вольдемар Риберг. Во время переселения немцев в Германию в 1939 г. практически все балтийские немцы покинули Эстонию, где прожили 700 лет.
Начальник генерального штаба и военный министр генерал-лейтенант Николай Реэк был урожденным Базыковым. Русский по национальности, воспитанный, однако, в эстонской семье. Неэстонцев среди младших и старших офицеров Эстонской армии было много, но все они, независимо от происхождения, служили единой цели – защите интересов Эстонской Республики и ее народа.
Графа национальности при учете солдат срочной службы и унтер-офицеров сверхсрочной службы появилась во многих частях армии лишь в 30-е гг. Определение национальности часто зависело от степени владения эстонским языком. Если военнослужащий неэстонского происхождения не изъявлял особого желания указать именно свою национальность и при этом свободно владел эстонским языком, то зачастую отмечался как «эстонец».
Эстонская армия всегда отличалась высочайшей толерантностью по отношению к военнослужащим всех национальностей и вероисповеданий. Во время крупных церковных праздников православных солдат Эстонской армии, как правило, русских, на основании обращения православной церкви в Эстонии к военному министру и его соответствующего указа, отпускали со службы для исполнения религиозно-культурных ритуалов. То же самое действовало и в отношении солдат еврейской национальности. Любые противоречия и конфликты на национальной почве пресекались на корню руководством армии и отдельных частей.